Безнравственность – среда обитания капитализма

Наше настоящее вызывает горечь и чувство непреодолимого отвращения. И происходит это даже не потому, что в обществе царят: экономическая разруха, социальный беспредел и мирный геноцид народа.

В нашем сегодняшнем государстве безраздельно господствует безнравственность. Безнравственны институты власти и политика, безнравственны производственные и непроизводственные отношения, безнравственны СМИ, наука, образование, медицина и искусство, безнравственны верхи и низы. Безнравственны – все. И это не случайно. Потому что ни в какой иной среде тот социально-экономический строй, который сегодня насильственно насаждается в нашей стране, существовать не может.

Это социализм и безнравственность несовместимы. Его разрушители это очень хорошо знали, чем и воспользовались: все их усилия со времен Хрущева были направлены на подрыв народной нравственности. Сначала это делалось микроскопическими дозами через разные «голоса» и всяких диссидентов. Постепенно дозы увеличивались и, когда народом в достаточной мере овладело мещанство, стяжательство, безразличие, потребительство и жажда удовольствий, - социализм был разрушен. А уж после этого безнравственность стала литься потоками, потому что она – суть – главный и самый надежный охранитель ныне существующего режима.

И можно с уверенностью сказать: как только поднимется уровень нравственности масс, этот режим рухнет. Ведь человек с пробужденным человеческим достоинством, т.е. нравственный человек, не станет идти к своему личному благополучию по трупам, не захочет быть господином другому, не заставишь его быть рабом, лжецом, фарисеем, приспособленцем, не будет он валяться где-то в алкогольном или наркотическом угаре и т.д. и т.п. А если перемножить всё выше перечисленное на энное количество, именуемое НАРОД, то произведение будет равняться той силе, которая ликвидирует данный режим.

Другими словами, если попытаться определить капитализм и социализм этическими категориями, то капитализм, причем любой капитализм, как «дикий», так и «цивилизованный» - это диктатура безнравственности и невежества (потому что частная собственность, и её производная – эксплуатация – аморальны в сути своей). А социализм – это диктатура чести, совести, справедливости, долга и милосердия, т.е., другими словами, - диктатура нравственности. Конечно, прежде чем будет установлен социализм, необходимо решить вопросы собственности в пользу обобществления, и власти – в пользу трудового народа. Без этого никак. Но то-то и оно, что в безнравственном обществе их решать некому или почти некому. Не могут безнравственные люди стать на путь революционной борьбы, не могут осуществить революцию ни мирным, ни вооруженным путем. Не надо им это. Потому что, если капитализм всегда создает себе безнравственную среду обитания, то, в свою очередь, безнравственные люди всегда стремятся жить при капитализме. Верхи – по понятным причинам господства и благоденствия, а низы… А что низам социализм, если они безнравственны и дебилизированы? Проституцией не займись! Наркотой не торгуй! Ничего не укради! Ни на чём не спекульни! Никого не убей! По притонам не шляйся! Под забором не валяйся! Место жительства имей! Работай честно, в меру своих сил! В общественной жизни участие принимай! Родину люби и защищай! И множество других всяких разных несвобод – никакой тебе «личной жизни»!

Зачем безнравственному человеку революция? Скажи такому о подвиге, о творчестве, о полноценном бытии, о честном труде, о товариществе – плюнет и перекрестится.

Потому-то так и усердствуют в этом моральном убийстве и мародерстве СМИ: что угодно покажут и расскажут, любую гнусность обсосут со вкусом – не побрезгуют, любую ложь на уши выплеснут – не поморщатся. Но о нравственных позициях жизни – ни-ни – это табу. Для них всё терпимо и возможно, всё, кроме нравственного человека.

Сейчас принято списывать инертность масс на материальные невзгоды. Мол, все заняты проблемой выживания… Но в 1917 году материальные трудности были неизмеримо большими, а активность масс была потрясающа! Значит, причина в чём-то ином. А именно – в безнравственности самих этих масс. Кто-то может возразить, мол, в 1917 году не было телевидения и компьютера, и не была разработана технология манипуляции общественным сознанием. Да, не было, и не была! Но ведь сегодня люди добровольно отдают себя в руки манипуляторов! Их раз обманули, два, три… Вот их уже 15 лет за дураков держат, а они от телевизора да от радио, да от «желтых» буржуазных газетенок глаз отвести не могут, как зачарованные. В чём причина? Опять-таки – в безнравственности!

Нравственный человек покоя себе не найдет, пока не отыщет ответов на вопросы. Ему показали какие-то трагикомические лица на митинге по телевизоры, - а он на следующий митинг сам пойдет, чтоб своими глазами увидеть. Ему рассказали по радио какие-то небылицы о прошлом, - а он книги тех времен искать начинает, чтоб проверить. И проверит, и убедится, что не так оно всё было, как по радио вещают. Ему напишут в «желтой» газетенке какую-то очередную байку о поборниках справедливости, - а он начнет искать с ними встречи, чтоб от них самих всё услышать и сопоставить, проанализировать и удостовериться.

Но зачем все эти головные боли поиска и бессонные размышления человеку безнравственному? Легче плюхнуться на диван, открыть рот и проглотить все плевки и экскременты, которые на подносе подают ему сегодня СМИ. А они нынче ничего иного не подают – в меню нет-с! И потом: работа мысли мешает удовольствиям. У кого-то они на тысячи, а у кого-то на копейки (бутылка сивухи, например). Главное, принцип один – наслаждение любой ценой и вопреки всему. Это один из основных принципов безнравственности.

В связи с вышеизложенными мыслями можно предположить, что всплеску активности масс должно предшествовать возрождение и повышение их морально-этического уровня. Сначала они должны осознать, что так жить нельзя. Потом – проникнуться великим духом объединения. И лишь затем – их можно будет увлечь вперед, к победе социализма. Массы должны захотеть творить. А пока они хотят только потреблять, т.е. всецело подчинены животным инстинктам. Наш народ, наверное, так до конца и не осознал, что, свершив революцию, он не только взял власть в свои руки, обобществил средства производства и построил социализм – он преодолел господство животных инстинктов, и закон человечности впервые за всю историю человечества стал вытеснять из общественных отношений закон Чарльза Дарвина. Разве общества, живущие по законам животного мира, могли ему это простить? – Нет.

Поэтому сейчас. Думаю, основное поле борьбы лежит в сфере нравственности – за повышение её массового уровня. То же самое делали российские деятели культуры и образования в XIX –начале ХХ веков. Именно в борьбе за повышение нравственности народа сложилась и русская литература, и русское искусство, и русская мысль, аналогов которым в мире нет. Надо спасать тех, кого ещё можно спасти от язв всенивелирующего и всерастлевающего невежества. Разумеется, все другие методы борьбы так же актуальны: и политическая, и экономическая, и парламентская. Но о них достаточно сказано. Эти методы применяются, они в действии, они в развитии. А вот борьба за сферу духа почему-то недооценена, о ней упоминают всегда как-то вскользь и не придают ей должного значения. Потому и приходится говорить о ней, ставя во главу угла. Ведь нравственно здоровый человек может быть либо борцом за общее благо, либо творцом его. А безнравственный может быть кем угодно, но борьба за счастье всех и творчество на радость всем ему недоступны. Сначала в людях надо людей разбудить, а потом уже за собой звать. Потому что деградантам социализм не нужен.

Социализм как уклад жизни и безнравственность несовместимы. Не потому ли пришлось первому в мире Социалистическому Государству чуть ли не силком толкать некоторых своих граждан к нравственному образу жизни: не убей, не укради, не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй, не паразитируй, не мошенничай, не эксплуатируй, не…, не…, не…, - сплошные НЕ?! Кому такое понравится? Нравственным и одухотворенным – да. А моральным уродам – ведь это мука мученическая, «тюрьма тоталитарная»!

Для таких рай - за бугром: и укради, и прелюбодействуй, и паразитируй, и мошенничай, и эксплуатируй, и что хочешь, то и делай. Словом – свобода безнравственности и демократия пороков… Конечно, если есть деньги в достаточном количестве – Фемиде на пропитание. А деньги в таком количестве есть только после: убил, украл, предал, эксплуатировал, мошенничал и т.д. Вот и был брошен клич: «Подонки всех стран, соединяйтесь!» И соединились, и растлили, и разрушили. И геноцид нравственности устроили. Такой геноцид, что выстоять и победить могут только Титаны Духа, которых ничем не сломишь, ничем не купишь, ничем не соблазнишь.

И они победят, как правда побеждает ложь, а эволюция – инволюцию. Так что, сколько веревочка ни вейся, а конец будет. Только сначала надо бросить ответный клич: «Честные люди всех стран, соединяйтесь!» Формулировка по сравнению с началом прошлого века расширилась, потому что сейчас все, кто остался верен своему человеческому достоинству – пролетарии. Всем, кто блюдет нравственные законы Бытия, нечего терять в царстве предательства, лжи и беззакония.

2001 г.

 

Необычные мысли о месте религии и атеизма в нашей борьбе

Что может подвигнуть отказываться от личного благополучия во имя общего блага? Если его сознание находится на уровне религиозного мировосприятия, то – вера в светлый идеал, а если на уровне научного миропостижения, то знание о необходимости и неизбежности его осуществления на земле. Мы вплотную подошли к проблеме веры и знания. Октябрьская революция продемонстрировала миру интереснейший психологический феномен, о котором говорят мало и как-то вскользь. Религиозное сознание нашего народа восприняло научную идею об отсутствии антропоморфного бога, как новую религию, новую, более праведную, веру. Эта вера и породила гигантскую волну героического энтузиазма. На энергии этой веры были одержаны победы в тяжелейших войнах, и дважды поднята из руин страна. Эта же энергия разрушала храмы и обрушивалась гонениями на головы последователей старой веры. Противостояние двух мировоззрений получило окраску религиозной войны. Если сознание религиозно, то оно и научную идею облечет в религиозные одежды, а если уже поднялось на уровень научного мировоззрения, то оно в любом веровании будет доискиваться до сути, которая есть – знание и понимание. Это, к сожалению, мало кто понимает, поэтому отношение к религии сплошь и рядом в корне неправильное: или презрительное всеотрицание, или угодливое заискивание. Если б это была искренняя веротерпимость! Но дело обстоит гораздо хуже – это конъюнктурные соображения. Поэтому мне гораздо ближе всеотрицающие, ибо искренни в своих убеждениях – вера у них такая. Являясь убежденной антиклерикалкой, я считаю, что ни одна современная конфессия или секта на сегодняшний день не являются ни проводниками истины, ни поборниками человеческого развития, а только рассадниками ханжества и всяческого фарисейства. Всё, о чём мечтает подавляющее большинство служителей всех культов, - это «получить большую мзду за свою коптящую свечу». Но при этом я глубоко чту учение Христа, Будды, Магомета, Зороастра, Конфуция и других творцов великих религий. Потому что в свое время изучала их заветы самостоятельно. В результате этого изучения я пришла к выводу, что все их учения – ни что иное, как коммунистическая идея, вброшенная в человеческое сознание тогда, когда по причине низкого уровня развития производительных сил она не могла быть реализована на Земле, и в связи с этим обстоятельством должна была быть воспринята человечеством как вера. Вся эволюция человеческой мысли – это путь постижения разных аспектов всё той же коммунистической идеи.

Сначала человечество знало о ней на уровне мифа, потом – на уровне религии, затем на уровне – утопии (Т. Мор, Т. Компанелла, Р. Оуэн, Ш. Фурье), на уровне - теории (К. Маркс и Ф. Энгельс), на уровне – практики (В.И. Ленин).

Практика коммунизма только начинает осваиваться человечеством. Но это вовсе не значит, что мы должны начисто отметать все предшествующие формы существования коммунистической идеи.

Не вина Христа в том, что попы превратили его высокое, коммунистическое по духу учение в насквозь лживую, ханжески-изуверскую религию, благодаря которой уже тысячелетия устраивается ад на земле. Мы должны понять, что сознание большинства людей, к сожалению, до сих пор религиозно, и подняться на уровень теории могут немногие. Безусловно, эти немногие должны вести работу по расширению и поднятию уровня сознания большинства. Но это работа деликатная и долгая. А прилив революционного энтузиазма нужен сейчас, в обозримом будущем. В противном случае народ просто вымрет или деградирует.

Большевики дали народу веру в светлое будущее, и он разрушил старые храмы (хотя совершенно напрасно, они представляли собой общенародную историко-культурную ценность). Отныне его храм был далеко впереди, он был невидим, но все знали, что он прекрасней всех бывших и существующих. Обратите внимание, в стране явно обозначились все признаки образования новой религии. Образ Ленина был канонизирован, Сталину сначала поклонялись, как живому богу, а потом стали приписывать ему качества дьявола. Маркс и Энгельс возводились в ранг гениальных провидцев, предтеч. Однако труды и тех, и других читались мало. Разве что на политзанятиях и перед сдачей экзаменов по диамату, а добровольно – нет. Вера – субстанция иррациональная. Она не требует ни серьезных доказательств, ни научных подтверждений. Не прошло и пятидесяти лет, как учение Маркса и Ленина было задогматизировано, активно формирующееся кастой новых жрецов, которые присвоили себе исключительное право толковать и трактовать данное учение, заставляя людей принимать их слова на веру. И люди, в большинстве своём, это охотно делали. Начала складываться самобытная обрядность: Вечный Огонь и Красное Знамя обрели значение культовых предметов, обозначились святые места: крейсер «Аврора», Брестская Крепость, Мамаев курган и др. В Мавзолей Ленина шла нескончаемая толпа паломников. Складывались сказания о новых подвижниках.

И это было ни хорошо, и ни плохо. Это признак высокой степени религиозности масс. Свято верили люди своим новым жрецам, но те начали сначала их веру испытывать, затем – обманывать, потом – в тайне предавать, а после – прилюдно, оплевали, осмеяли и растоптали. В этом – корень сегодняшней апатии и безразличия нашего народа к своей судьбе. Корень бед именно в поруганной вере. Отняли у людей новую веру, и они, сбивая друг друга, бросились в старую, чужеземную, нетрадиционную – лишь бы во что-то верить. Опять же – признак высокой степени религиозности масс. Мы к людям с уровня знания обращаемся, а они остаются равнодушными к нашим речам, потому что им нужна вера. Мы пытаемся разжечь огонь на затоптанных углях, но затоптанные угли не возгораются и не возгорятся. Надо собирать новые дрова, т.е. искать ту эмоциональную струну в душах людей, которая зазвучит в ответ на наш призыв, зажигая огонь веры.

Большевики в свое время интуитивно нашли эту струну: они откликнулись на первоочередные материальные нужды народа и дали ему необходимую духовную пищу, которая и зажгла священный огонь героического энтузиазма. Именно подобную, но уже иную (ибо струна светлого будущего порвана) струну нам необходимо искать, изучая духовные чаяния собственного народа, а, не только перечисляя перед ним его материальные невзгоды, ведь «не хлебом единым жив человек».

Сейчас какое-то липкое, сальное время. Все пытаются запудрить народу мозги, и мы – тоже. Капиталисты запудривают людям мозги, нажимая на их низменные инстинкты. Понятно – им нужен смирный и неприхотливый рабочий скот. Церковники кормятся от таких человеческих эмоций, как страх смерти, страдания и духовная леность (жажда того, чтобы кто-то сотворил чудо, и всё устроилось лучшим образом без борьбы, без подвига, без крови). А мы хотим поднять людей на новый высокий подвиг борьбы и строительства, а, тем не менее, тоже запудриваем им мозги во имя сиюминутной политической конъюнктуры. Но на высокий подвиг нельзя поднять, запудривая мозги, - вот наша пропаганда и пробуксовывает. Поднять на подвиг можно только очищением сердец и просветлением мозгов. Следовательно, нам надо обратить внимание на то, на что мы его никогда не обращали, и ответить людям на вопросы, на которые до сих пор ответить не удосужились. Именно всесторонним освещением морально-этической стороны коммунизма мы сможем зажечь в сердцах людей стремление к нему. Именно нетронутая до сих пор струна зазвучит.

2003 г.

 

Религия – не наше оружие,

но Учения, на которых она паразитирует, - наше

Ответ на статью Н. Радичука «Религия, конечно же, оружие, только не наше»

«И именно на этом…наиболее важном пункте уроки Маркса наиболее забыты! В популярных комментариях – им же несть числа – об этом не говорят. «Принято» об этом умалчивать, точно о «наивности», отжившей свое время, - вроде того, как христиане, получив положение государственной религии «забыли» о «наивностях» первоначального христианства с его демократически-революционным духом».В.И. Ленин («Государство и революция», гл. III, &2)

 

Мой основной ответ на эту статью дан в заглавии. Попробую его обосновать.

Во-первых, Н. Радичук дает не совсем полное, а потому и не совсем верное толкование слову «религия». Это слово происходит от латинского religare – соединение. Для сравнения укажу, что на санскрите ему соответствует слово «йога». Первоначально все явления, объединенные этим словом обозначали соединение человека со своим высшим Я, которое в древне египетском обозначалось словом «Крестос» - высший посвященный, а в древнегреческом «Христос» - помазанник. В результате многотысячелетнего использования эксплуататорскими классами в целях порабощения и угнетения невежественного большинства религия давно уже утратила своё первоначальное значение, и превратилась в то, о чём пишет Н. Радичук.

Во-вторых, цитируя Ветхий Завет, автор ошибочно называет его христианским «священным писанием». Христианство базируется на текстах Нового Завета. А Ветхий Завет сложился задолго до возникновения христианства, и является священной книгой иудеев.

В-третьих, я никому, и автору статьи в том числе, не рекомендовала бы понимать древние тексты в прямом смысле: что написано, то и прочитано. Потому, что в этих текстах повествование, чаще всего, строится на аналогиях и аллегориях, подлинный смысл которых нами не всегда может быть понят из-за разницы культурных и материальных условий жизни и отдаленности исторических эпох, о которых в этих текстах идет речь. Но, главное, потому, что эти тексты прошли через тысячи, иногда недостаточно образованных, а чаще – своекорыстных рук переводчиков и переписчиков. Для того, чтобы докопаться до истинного смысла литературных памятников древнейшей культуры необходимо посвятить ни один год изучению современной им истории, обычаев, нравов, языков и способов выражения мысли, принятых в то время. А так же непременно провести сравнительный анализ изучаемых текстов с подобными текстами других народов. В этом и состоит научный метод: предмет надо сначала основательно изучить, а уж потом выносить о нём своё суждение.

В-четвертых, Бога действительно невозможно оскорбить, независимо от того, есть он или нет. А вот человека верующего – просто простого. Каждый выходит из себя, когда перед носом задувают его светильник. Каждому больно, когда топчут и высмеивают его святыни. И когда нам хочется якобы во имя торжества правильной позиции, образно говоря, сплясать на чьих-то иконах, мы должны помнить, как бывает больно нам, когда поливают грязью, высмеивают, извращают, надругаются над всем тем, что свято для нас. Может, конечно, кому-то и не больно, но мне всегда очень больно, и эта боль научила меня терпимо относиться к чужим святыням.

Просто необходимо понимать, что ничьи глаза нельзя раскрыть насильно. Невозможно по приказу сделать всех атеистами или заставить верить во что-то, но зато можно научиться различать по сути: во имя Общего Блага или ради достижения личного благополучия живет человек. Кстати, по закону единства и борьбы противоположностей можно наблюдать интересное явление. Служители всех религиозных конфессий следуют религии лишь на словах, а, по сути, являются самыми злостными стяжателями, мракобесами, кровопийцами, а так же самыми закоренелыми атеистами. А подлинные коммунисты, не щадя живота своего, борются за то, чтоб, в конечном счете, провести в жизнь все этические заветы Христа, Будды и других Учителей человечества, хотя на словах и отрицают их существование. Хорошо на этот счет сказала Е.И. Рерих: «Отрицающие бога не видели его. Но как выглядит бог содержателей кабаков? И велика подкупность Христа, покрывающего за свечку любое предательство. Не нуждается Христос в таких почитателях, ибо свечи их коптят одеяние».

И, наконец, в-пятых. Силы порабощения и угнетения обожествляются ведь не Христом, а людьми, которые хотят увековечить своё господствующее положение. Представители церквей их верные союзники и пособники. Ими-то и были, насколько это было возможно, затемнены и отредактированы первоначальные тексты так, чтоб их можно было трактовать в пользу имущих классов. Христос приносил не религию, а этическое Учение, которое на два тысячелетия опережало время, являясь нравственной основой коммунистической идеи. Он был сыном плотника и зарабатывал себе на жизнь плотничеством и гончарством. Он пришел с проповедью равенства, братства и общины к рыбакам, мытарям и обитателям тогдашнего общественного дна. Он непримиримо боролся с книжниками и фарисеями (тогдашними священнослужителями-эксплуататорами). Он восстал против установленных религиозных нелепостей, которые затуманивали людям мозги и помогали власть имущим держать этих людей в узде. Он создал общину равных с общей кассой и с общим имуществом. Он сознательно пошел на мученическую смерть, чтобы собственным примером научить людей жертвовать собой во имя счастья всего человечества. Его отношение к богатству и богатым однозначно: «Нельзя служить Богу и мамоне», или, когда богатей спросил: «Учитель, как мне наследовать жизнь вечную?», - он ответил: «Раздай всё нищим, возьми свой крест и следуй за мной». А так же: «Легче верблюд пройдет в игольное ухо, нежели богатый войдет в царствие божие».

Да, Христос говорил о Боге. Но о каком? Для того, чтоб это понять, необходимо знать, что в древние времена Отцом Небесным называлась духовная, а Матерью Землей – материальная природа. От их соития рождается сын – человек, который обладал двойственной природой. Если он забывал об Отце, то начинал служить мамоне, если – наоборот – шел за Отцом, то его телесная природа покорялась и служила ему на этом нелегком пути. Христос постоянно повторяет: «Я и Отец – одно», «Мой Отец и ваш», «Бог есть дух, и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и истине». Т.е. Христос говорил о божественной природе самого человека, о том, что в его воле и силах следовать ей, а следовать ей можно, только «возлюбив ближнего, как себя» и «положив душу свою за други своя». Чему он учил, так он и поступил.

Теперь пару слов о непротивлении злу. Автор статьи противоречит сам себе, говоря, что Библия полна наставлениями о покорности, и тут же приводя слова Христа: «Не мир, но меч я вам принес»… Конечно, церковники и власть имущие очень не любят акцентировать на этих словах внимание, потому что они для них не выгодны и даже опасны. Им больше по нраву другие: «Но если кто ударит тебя по правой щеке, подставь ему и другую». Остается только догадываться, сколько указаний Христа о противлении злу было выброшено из Евангелий, и сколько о непротивлении добавлено! Тогда не было печатных станков, книги в монастырях под заказ от руки переписывались! Кто, что заказывал, и кто, как переписывал – об этом история умалчивает. Очевидно, ответ необходимо искать в жизни самого Христа. А он злу противился, да ещё и как! При огромном стечение народа книжников и фарисеев на чистую воду выводил? Выводил! Плетью торгашей из храма выгнал? Выгнал! Нард просвещал? Просвещал!

Если он непротивление злу проповедовал, то почему его так боялись и ненавидели книжники и фарисеи? Почему задались целью его уничтожить? Привожу цитату из Евангелия от Луки: «И начали обвинять его, говоря: мы нашли, что он развращает народ, запрещает давать подати кесарю, называя себя Христом – царем».

«…Но они настаивали, говоря, что он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места». Хрошенькое непротивление! Вот бы мы, сегодняшние, так же успешно народ возмущали! Однако, при этом действительно Христос не противился своим личным врагам. Именно в этом заключается смысл фразы о подставление другой щеки. Борьба за справедливое преобразование мира, за счастье всего человечества против мракобесов и угнетателей всех времен и народов – это святое правое дело, а месть личным врагам – это нечто, совершенно противоположное. Если бы Христос или наш Ленин расправлялись со своими личными врагами, то они были бы на уровни обычных мафиози! У апостола Павла в «Послании к евфисианам» есть очень интересное место – сразу после фразы о повиновении рабов своим господам следует: «Облекитесь во всеоружие божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских; потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». Опять-таки – очевидно: повинуйтесь своим личным притеснителям с тем, чтобы успешнее бороться с поработителями всего общества. Связка, объясняющая, когда, как поступать, естественно, из послания исчезла, остается только догадываться по тому, что Христос и его апостолы всегда в своих проповедях всегда в своих проповедях возносили общее благо над личным. Так же много поучительного можно узнать, изучая историю раннего христианства (до образования официальной церкви). Во-первых, у ранних христиан не было церкви, как идеологического института, они по зову Христа жили общинами, и всё их имущество было обобществлено. На греческом эти общины именовались «киновиями», а на латыни – «коммунами». Если кто хотел войти в христианскую общину, он приносил с собой всё свое имущество и отдавал его в общее владение. В этих общинах начисто отсутствовала эксплуатация человека человеком и классовое деление. Все в равной мере трудились сообща, и так же сообща принимали пищу. Раннее христианство делилось на две больших ветви: одна отдавала предпочтение построению Царства Божьего внутри самого человека, а вторая жила во имя строительства Царства Божьего на земле. Называлось это направление мысли – хилиазм.

К слову заметить, что подобное деление произошло и в других мировых религиях тогда, когда они ещё не были религиями в нашем понимании, а представляли собой этические учения. В буддизме вышеописанным направлениям мысли соответствуют хинаяна и махаяна, а в исламе – шииты и сунниты. Но было ещё и третье направление, которое подвергалась всегда самым сильным гонениям и преследованиям – путь, так называемого Золотого Равновесия. Последователи этого направления утверждали, что Царство Божие внутри человека нельзя построить без создания Царства Божьего на земле, и – наоборот. Т.е. внутреннее и внешнее Царства должны строиться в комплексе, последовательно и одновременно.

Не так ли произошло и у нас? Мы строили коммунистическое общество, но обязательным условием построения его являлось формирование Нового Человека (это утверждали Маркс и Ленин). Как только это обязательное условие было забыто, а строительство нового общества направлено на достижение мещанского благополучия, тут же были допущены серьезные ошибки в обустройстве практически всех сфер жизни, и наше построение рухнуло.

Но вернемся к раннему христианству. До тех пор, пока оно не являлось общепринятой религией, а Учением, просвещающим и возмущающим угнетенные классы, его последователи испытывали на себе нечеловеческую жестокость имперской государственной машины рабовладельцев. Первых христиан скармливали на аренах римских цирков диким животным, их обливали смолой и превращали в живые факелы, освещающие оргии римской знати, их сбрасывали со стен городов на копья римских легионеров и т.д. и т.п.

Но всё было тщетно – идея равенства и братства людей пользовалась всё большей и большей популярностью в народе (и к этому были все экономические предпосылки – рабовладельчество к тому времени уже полностью исчерпало себя, и было тормозом на пути общественного развития). Тогда власть имущие решили прибегнуть к последнему, и, как впоследствии оказалось, самому действенному средству, чтобы обезвредить опасное для существования системы в целом учение – они объявили христианство сначала официальной (412 г. н.э.), а затем и государственной (424 г. н.э.) религией. Оба акта произошли во времена императора Константина.

И вот тут началось то, что превратило христианство из Учения освобождения угнетенных в религию угнетателей, призванную быть «опиумом для народа».

Советую прочесть книгу «О началах» раннехристианского философа Оригена, который восстал против создания официальных церквей, против лицемерия назначаемых власть имущими священнослужителей, против превращения Учения Христа в орудие господства угнетателей. Уделом Оригена стало пожизненное тюремное заточение. Церковники и поныне боятся сочинений Оригена. Он объявлен еретиком, и изучать его труды строго воспрещается.

Безусловно, в рамках газетной статьи невозможно объять необъятное, но хотелось бы обратить внимание на то, что сейчас с Учением Маркса и Ленина происходит ТО ЖЕ САМОЕ, что происходило с Учением Христа почти 2 тысячи лет назад – из него путем умолчания и забвения пытаются удалить его революционную суть. На Западе это выхолащивание и обезвреживание уже произошло, выразившись в так называемом направлении еврокоммунизма, не затрагивающего основ капитализма. У нас этот процесс пока ещё только происходит. Мы все свидетели того, как это делается.

Я недаром начала свою статью с цитирования Ленина. Лениным я эту статью и закончу, потому что уже тогда, 85 лет назад, процесс извращения нового авангардного учения угнетенных шел полным ходом: «С Учением Маркса происходит теперь то, что не раз бывало в истории с учениями революционных мыслителей и вождей угнетенных классов в их борьбе за освобождение. Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, (кого превратили в безвредную икону? – авт.) так сказать, канонизировать их, представить известную славу их имени для «утешения» угнетенных классов и для одурачения их, выхолащивая содержание революционного учения, притупляя его революционное острие, опошляя его. На такой «обработке» марксизма сходятся сейчас буржуазия и оппортунисты внутри рабочего движения. Забывают, оттирают, искажают революционную сторону учения, его революционную душу. Выдвигают на первый план, прославляют то, что приемлемо или, что кажется приемлемым для буржуазии» («Государство и революция», гл I, &1).

Ещё раз – прочтите Оригена, и вы убедитесь, что опошление и обезвреживание учения Христа проводилось теми же методами, на которые указал Ленин в связи с выхолащиванием Учения Маркса. Христианская религия паразитирует на Учении Христа точно так же, как наши оппортунисты – на Учении Маркса. Потому Учение Христа и является нашим самым острым и мощным оружием в деле пробуждения классового сознания верующих и антицерковной пропаганды. Но, к сожалению, им не все владеют, а потому и не могут его применять по назначению.

2003 г.

 

Роль нравственности

в преобразовании общественно-экономической системы

«Формы жизни есть печать духа народа. Можно судить об упадке или восхождении народа не только по историческим фактам, но и по выражениям творчества. Когда духом овладевают грубость и невежество, то все выражения будут соответствовать установлениям жизни. В этом единении можно проследить все основные черты времени».Е.И. Рерих

 

В конце 80-ых начале 90-ых годов прошлого столетия советское общество, насмеявшись и надругавшись над великими и светлыми идеалами его строителей, бросилось, ведомое предателями, в объятия дикого Запада. Мечты о сказочных богатствах и феерических витринах ослепили людей, и они перестали видеть Солнце, освещающее их путь лучами высоких нравственных ценностей социализма. Советское жизнеустройство, завоёванное самоотверженным подвигом миллионов, рухнуло, и над обществом распласталась полярная ночь рынка. Вместо Солнца жизнь бывших советских граждан теперь освещают неоновые огни борделей, кабаков и супермаркетов. Вместо спешащих друг другу на помощь друзей, товарищей и братьев вокруг рыщут безжалостные волки. Творческое созидание заменено одуряющими развлечениями. А в бывших храмах культуры проводятся шабаши поклонников Мамоны, безобразия и порнографии. За считанные годы общество самых читающих, самых образованных и самых бескорыстных в мире людей превращено в апатичное бездумное стадо, снующее по миру в поисках пропитания. Уделом слабых духом становятся алкоголизм, наркомания и психосоматические расстройства. Для постсоветского общества эти социальные болезни настолько характерны, что о них открыто говорят даже со страниц буржуазной прессы.

Но вот что отмечает газета АиФ "Здоровье"(№101,1996г.) по поводу страны, которая лишь краткий исторический миг пользовалась нравственными сокровищами социализма: "До падения Берлинской стены количество больных СПИДом в ГДР можно было посчитать по пальцам, а неврозы и наркомания были достаточно редкими заболеваниями. Теперь картина резко изменилась. Отмечен небывалый наплыв пациентов с психосоматическими расстройствами и массовая волна депрессий". (В. Шкаровская – по материалам нем. прессы) Но тогда, в конце 80-ых - начале 90-ых, разве кто-то думал о том, что скрывается за нарядными витринами западной псевдодемократии? Тогда ослеплённое большинство уже видело себя в мечтах без пяти минут миллионерами, а тех, немногих, кто предупреждал об опасности, исходящей от капитализма, в котором высшей нравственной ценностью объявлена прибыль, образно говоря, забрасывали камнями или предавали остракизму.

Техническое развитие, многократно опережающее духовное, а так же высвобождаемые при помощи СМИ и на сегодняшний день чрезвычайно распоясавшиеся низменные инстинкты коллективного бессознательного угрожают уже жизни не только отдельных личностей, но и планеты в целом.

Но прежде, чем общество будет в состоянии переоценить ценности, т.е. изменить капиталистические ориентиры своего развития на социалистические, оно должно сначала беспристрастно сравнить духовное качество жизни в обеих системах, а потом по достоинству оценить моральные сокровища социализма, которые, к сожалению, ещё до конца не осознаны, а потому и не оценены.

Начнём сравнивать с главного. Уже в течение многих столетий западное общество пропагандирует и культивирует индивидуализм, выражаемый формулой: "Каждый – за себя, один Бог – за всех". Социализм наоборот утверждает коллективизм: "Один – за всех, и все – за одного". И это естественно, ведь в обществе индивидуалистов он не может быть не только построен, но и завоёван. Это с особой наглядностью показывает новая и новейшая история Запада. Идеалы Равенства, Братства и всеобщей Солидарности чужды миру мелких собственников и эгоистов. Но особенно ярко преимущества коллективизма проявляются в экстремальных ситуациях. В статье "Титаник – вечный миф" ("Клады и сокровища "№3, 1998г.) достаточно подробно описывается поведение жертв во время кораблекрушения: "А сколько низости в поведении тех семисот счастливчиков, которым удалось занять места в шлюпке. После того, как корабль затонул, в ледяной воде оказалось более тысячи человек. Шлюпки спешили прочь от них. Если же кто и пытался повернуть назад, дабы помочь тонувшим, его быстро урезонивали попутчики". Каждый за себя!"- такими были последние слова капитана "Титаника" Эдварда Дж. Смита. В ту ночь многие участники трагедии старались буквально следовать этому девизу. Высокую трагедию творили подонки". (А.Волков – по материалам журнала "ЖЕО")

Коллективизм предполагает абсолютно иной, единственно достойный человека стиль поведения. В статье "Чтобы выжить, унесённые на барже ели мыло и запечённую кожу сапог" ("Факты" от 18.02.2000г.) А.Гороховский констатирует: "Когда спасённых с дрейфующей баржи четырёх советских солдат (баржу носило в океане 49 суток – авт.) везли из США во Францию на пароходе "Куин Мэри", чтобы потом отправить в Москву, на борту корабля оказалось много журналистов. И практически всех представителей зарубежных масс-медиа интересовал один и тот же вопрос: почему столь длительное время, мучаясь от голода, солдаты не стали есть друг друга? (!) Тогда ребята без пафоса отвечали, что советские люди никогда не опустятся до такого, никогда не бросят товарища в беде, а будут вместе бороться до конца".

Подобных примеров можно привести множество, и все они неизменно будут свидетельствовать, что моральный перевес на стороне коллективизма. Следовательно, индивидуализм является качеством, которое должно быть стёрто в процессе дальнейшей духовной эволюции человечества (если, конечно, человечество не хочет исчезнуть с лица земли, в связи с грозящей ему общепланетарной катастрофой).

Ещё один очень важный нравственный фактор – это отношение к труду. Во времена печально известной перестройки советским людям внушали, что они-де лодыри, и только рынок может приучить их добросовестно трудиться. И вот наступил капитализм, при котором на практике выяснилось много "интересных" вещей. Во-первых, что именно лодырям (которых оказалось ничтожное меньшинство), если они не обременены совестью и в некоторой степени наделены ловкостью мошенников, при капитализме живётся лучше всех. Во-вторых, что большинство (которое честно трудилось при социализме) обречено теперь вкалывать до седьмого пота и при этом оставаться нищим. В-третьих, что гораздо благородней и радостней трудиться на пользу общества в целом, чем служить орудием обогащения у жадного хозяина, который эксплуатирует, подгоняя кнутом страха перед безработицей и нагайкой неуёмного потребительства. И, наконец, в-четвёртых, что заниматься любимым делом и быть творцом на своём рабочем месте – это самое интересное, что может быть в жизни. И – наоборот: работать не по желанию, а по нужде; не по призванию, а во имя денег – занятие очень изнурительное, нудное и разрушительное, как для души, так и для тела.  

В развитых капиталистических странах в последние десятилетия стал популярен термин "кароши" – смерть на рабочем месте от переутомления. За что гибнут эти нервноистощённые трудоголики? Неужто только за то, чтоб увеличились прибыли их безжалостного хозяина миллиардера? Если посмотреть в корень проблемы, то именно за это! А если заглянуть в область личных мотивов, то – от страха перед нищетой и от желания больше заработать, чтоб потом больше потребить. Из всего выше сказанного следует, что при капитализме к труду относятся, как к неизбежному рабству, которое надо терпеть, чтобы не оказаться под забором и не терпеть нищету. При капитализме можно быть всего лишь живым придатком к конвейеру (вспомним гениальный фильм Ч.Чаплина о том, как бродяжка Чарли устроился на завод Форда), но творцом быть нельзя, потому что рабство, даже если оно наёмное, убивает творчество.

Какое же отношение к труду воспитывал социализм? Обратимся, как говориться, к свидетельствам очевидцев.

Из письма И.Эренбурга ткачихам, сёстрам Виноградовым: "...люди почему-то всегда думали, что есть труд высокий и низкий. Они думали, что вдохновение способно водить кистью, но не киркой... Пала глухая стена между художником и ткачихой, музы не брезгуют и шумными цехами фабрик, и в духоте шахт люди добывают не только тонны угля, но и высочайшее удовлетворение мастера. У нас с вами одни муки, одни радости. Назовём их прямо: это муки и радости творчества".

А вот выдержки из интервью со старейшей советской журналисткой Е.Микулиной ("Советская Россия" от 4.11.1997г.): "Я была свидетелем того, как росли именно новые люди, с новым отношением к труду. И этому способствовала вся атмосфера времени. Помню, 12 ноября 1935 года Серго Орджоникидзе устроил встречу иностранных журналистов и делегаций, приехавших на октябрьские торжества в Москву, с последователями Алексея Стаханова. Сначала взял слово сам Алексей. Красив он был! Румянец во всю щёку, спокойный, уверенный. Потом выступил совсем молодой парень – Александр Бусыгин, кузнец с недавно построенного в Нижнем Новгороде за 18 месяцев автомобильного завода-гиганта. Они там сперва использовали американские рабочие карты, но Бусыгин переделал их по-своему – многие операции сдвоил. Позже я узнала, что Форд присылал своего представителя, чтобы пригласить мистера Бусыгина на работу в Детройт. А с каким восторгом аплодировали иностранцы машинисту паровоза Петру Кривоносу, донецкому забойщику Мурашко, ткачихам Дусе и Марусе Виноградовым... Аплодировали потому, что все они раскрылись как творческие люди".

А вот еще: "Я считаю уникальным явлением нашего века, явлением, которого никогда не было в прежние эпохи и уже нет сейчас, стал великий трудовой подъём, реальный энтузиазм советских людей в конце 20-ых начале 30-ых годов ХХ-го столетия. Вспоминая то время, невольно думаю, насколько прав был Сталин, который сказал, что великая энергия рождается лишь для великой цели. Нет у нашего общества такой цели – нет и той энергии, того энтузиазма".

Говоря об отношении к труду при капитализме и социализме, следует отметить ещё два немаловажных нюанса.

Ньюанс первый. Апологеты рыночных отношений, пытаясь оправдать явление беспощадной конкуренции, часто указывают на тот факт, что при социализме вынуждены были ввести соревнование как стимул к увеличению производительности труда. Однако, конкуренция и соревнование, как ночь и день, разницу между ними очень ёмко определил Сталин: "Принцип конкуренции: поражение и смерть одних, победа и господство других. Принцип социалистического соревнования – товарищеская помощь отставшим от передовых, с тем, чтобы добиться общего подъёма".

Ньюанс второй. Социализм всегда был вынужден и будет вынужден в дальнейшем сталкиваться и преобразовывать в нечто светлое и прекрасное безобразное моральное наследие капитализма. Поэтому облагораживание отношения к труду (собственно, как и всех других нравственных качеств) при социализме является непрерывным процессом (в противном случае обществу угрожает контрреволюция), восходящим к понятию КОММУНИСТИЧЕСКОГО труда, очень точно определённому Лениным: "...бесплатный труд на пользу общества, труд, производимый не для отбытия определённой повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд ДОБРОВОЛЬНЫЙ, труд вне нормы, труд, даваемый без расчёта на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользу, труд как потребность здорового организма"[i].

Индивидуализм порождает алчность, желание жить только для себя, равнодушие к чужим бедам, тогда как коллективизм возносит душу не только отдельной личности, но и общества в целом к высотам бескорыстия, самоотверженного героизма и любви к людям.

Может показаться, что за развитие и конечное торжество высоких моральных качеств личности и общества ратуют только коммунисты. Однако, по мере того, как из-за своей бездуховности западная цивилизация саморазрушается, многие деятели, которых невозможно заподозрить в симпатиях к коммунистической идее, уже не могут не признавать очевидное, что лишний раз доказывает историческую неизбежность перехода к социализму как к новой форме общественного бытия, которая одна способна вывести человечество из созданного им самим экономического и духовного тупика.

Вот что говорит ярый антикоммунист, возглавляющий объединительную церковь в 130-ти странах Сан Мюн Мун: "Своим эгоизмом мы затрудняем собственное развитие, развитие других людей, народов. Эгоизм и алчность в человеческих сердцах сегодня является величайшей преградой на пути к миру. Индивидуальная алчность открывает дорогу национальной. Это приводит к размежеванию и конфликтам между народами, людьми, порождая кровопролития и бессмысленные войны". ("За рубежом"№47, 1989 г. В.Иорданский, Сеул – Москва).

Журнал "Шпигель" заявляет: "Программа цивилизации провалилась. Совесть потерпела крах". ("За рубежом"№12, 1993 г.).

Из интервью матери Терезы британским журналистам: "Вечером я ходила по вашим улицам. Входила в ваши дома и обнаружила в них ещё большую нищету, чем у нас: нищету душ, лишённых любви". ("Фигаро", Париж, Доминик Лепьер", За рубежом"№36, 1993 г.)  

ФРГ. Журнал "Штерн" (1991 г.): "Социальная терпимость ко лжи возрастает соразмерно с уровнем доходов и образования. Страна окончательно распрощалась с такими качествами национального характера, как верность данному слову и честность, чисто немецкими добродетелями, воспетыми в народных песнях. Первая заповедь теперь: "Обогащайтесь!"

Нью-Йорк". Ньюсуик"(1992 г.): "Мы начинаем сознавать, что даже огромное богатство не в состоянии решить наши социальные проблемы. Наше общество в чудовищных язвах: глубоко въевшаяся безработица, усиливающееся расовое противостояние, разваливающиеся семьи, умопомрачающие бюджетные дефициты, глубокий духовный кризис. Наше общество сегодня –

это общество насилия, пропитанное преступностью. Американцы опасаются появляться на улицах после наступления темноты. Миллионы из них вынуждены были поставить решётки на дверях и окнах. У нас больше всего неграмотных по сравнению с любой другой промышленно развитой страной".

Лондон". Санди Таймз"(1993 г.): "Ситуация в некоторых районах Британии развивается по американскому образцу, и множится число людей, лишённых морали, необразованных, не признающих законов и неимеющих никаких связей с остальной частью общества".

Лондон". Обсервер" (1992 г.) из интервью с Дж. Кэри, архиепископом Кентерберийским: "Всё больше свидетельств, что тезис, согласно которому люди, став богаче, с готовностью будут увеличивать свой вклад в благотворительность, не оправдал себя".

Жизнь наглядно демонстрирует западному обществу индивидуалистов и потребителей, что счастье не в деньгах и не в их количестве, а в неких, более высоких и более достойных человечества ценностях. Каковы эти ценности убедительно доказал опыт Страны Советов, которая благодаря воспитанию их в душах миллионов своих граждан (особенно в первые четыре десятилетия своего существования) сумела за кратчайшие сроки достичь изумительного расцвета во всех областях жизни и спасти мир от "коричневой чумы". Как же созидались, как воспитывались эти великие, подлинно человеческие качества, являющиеся залогом счастья и преуспеяния?

Мнение отнюдь не сочувствующего коммунизму, Даниила Андреева в "Розе мира" таково: "Коммунистическая педагогика имела в виду развитие так же ещё 3-х свойств натуры, 3-х отличительных свойств огромной важности: подчинение личного общему, духа интернационализма и устремления к будущему".

Далее, прогнозируя ситуацию на дальнейшее, Д.Андреев утверждает: "Воспитание способности вносить во всякий труд творческое начало останется одним из краеугольных камней педагогики. Если потребность в творческом труде не станет неотъемлемым свойством личности, то в условиях общего достатка и прогрессирующего сокращения рабочего дня человеку будет грозить пресыщение, опустошение, паралич духа".

Рассуждая о мотивах и смысле жизни, автор "Розы мира" делает вывод: "Незыблема аксиома, что человек, живущий только для себя, есть даже не нуль, а отрицательная величина в человечестве". И с этим невозможно не согласиться, ибо всё в мире, и человек в том числе, движется, т.е. действует. А каждое действие в принципе не может быть нейтральным. Оно либо созидательно, либо разрушительно – третьего, как говорится, не дано.

Небезынтересно и поучительно узнать мнение людей, которые принимали непосредственное и в высшей степени самоотверженное участие в деле строительства и защиты социализма.

Из предисловия, написанного А.П. Маресьевым к повести Б.Полевого: "В повседневной работе, в упорстве, в борьбе за достижение поставленной цели, в отвоёванных у пустыни гектарах земли, в отстроенном в лесной глухомани городе, в первых домах будущего посёлка, в каждой большой и малой победе человека над природой, над своими дурными привычками, над всем тем, что мешает нам лучше, богаче и красивее жить, рождаются качества, без которых не может быть настоящего героизма".

"Настоящее мужество, настоящий героизм не могут быть самоцелью, и, как правило, люди, совершающие подвиг, вовсе не думают о себе: вот какие мы молодцы, вот какие мы особенные! Думал ли кто-нибудь из моих товарищей, строивших Комсомольск-на-Амуре, что он совершает геройство? Мы знали, что на месте дремучей тайги должен быть построен город, и мы его строили".

Вернёмся к интервью с советской журналисткой Е.Микулиной: "Я для себя отмечаю, как слиты воедино экономическое и нравственное наполнение труда. И в корне различное понимание нравственности – социалистическое и капиталистическое. Одно дело, когда в обществе утверждается принцип: "Человек человеку друг, товарищ и брат". И совсем другое, когда человек человеку становится волком, а вся система общественных отношений поощряет это".

"Человека делает способным на свершение подвига любовь. Не к себе, конечно, и не к деньгам, которые сегодня пытаются сделать главным кумиром для нас. Нет, любовь к Родине и к людям, ближним и дальним! Умение жить не только и не столько для себя, сколько для других".

А вот мнение Е.Микулиной о том, что происходит с нашим обществом сегодня: "Мы утрачиваем самое драгоценное, чем искони был богат русский народ – милость сердца и щедрость души".

И этому мнению вторят не только сторонники и поклонники социализма. В защиту нравственных преимуществ советского строя всё чаще выступают люди из противоположного лагеря. В своей статье "Спросите людей о главном" И. Кленицкая ("Известия", 30.05.2000 г.) говорит: "В последнее время стало модным утверждать, что не существует никаких других достойных жизненных целей, кроме радости существования самого по себе и заботы о своей семье. Стремление к чему-то большему стало восприниматься чуть ли не как пережиток коммунистической идеологии. Но согласно этой логике в "коммунистические идеологи" попадают величайшие философы древности, великие учёные и писатели, которые не уставали говорить людям о высшей радости – вносить в жизнь свет, добро, милосердие. А разве не к такому же выводу пришла современная психология?"

К этим словам остаётся добавить, что напрасно стараются господа "демократы-рыночники" перенести духовные цветы социализма в забетонированное царство частной собственности, эксплуатации и наёмного рабства – не приживутся они там. Точно так же, как терновник никогда не будет плодоносить персиками, так общество, построенное на принципе "войны всех против всех" никогда не сможет стать одухотворённым, солидарным и самоотверженным в деле служения человечеству.

На подвиги и достижения советского народа смотрел с надеждой и восхищением весь прогрессивный мир. Но, к сожалению, в нём до сих пор помимо прогрессивных сил есть силы реакции, стремящиеся увековечить власть капитала и сопутствующую ей вакханалию бездуховности. Именно эти силы ненавидели, боялись и, в конце концов, таки осуществили операцию по втягиванию в наш общий дом "троянского коня" американской вседозволенности и по-западному диких и бесчеловечных "общечеловеческих ценностей". Вопрос в том: чего больше боялся дикий Запад – нашей экономической и военной мощи или духовного потенциала советского народа? Правильный ответ на этот вопрос чрезвычайно важен, потому что в нём скрывается ответ на другой, ещё более важный, вопрос: на что нам, гражданам постсоветских республик, надо обратить внимание в первую очередь, чтобы, в конце концов, одолеть капиталистическую нечисть и возродить из праха нашу великую социалистическую Родину, СССР?

На мой взгляд, человеконенавистники во всём мире боялись именно нравственной красоты и духовной мощи советского народа, а наша военная мощь была для них лишь удобной зацепкой, предлогом, оправдывающим "холодную войну". В доказательство правоты этого мнения приведу несколько высказываний некоторых западных деятелей. Одно из этих высказываний приводит известный советский актёр и режиссёр Игорь Горбачёв в своём интервью "Советской России" (№122, 1997 г.): "Характерное признание своим советским коллегам сделал на Московском  международном кинофестивале старейший английский кинопродюсер: "Мы в 30-е – 40-е годы были в панике. Мы боялись ваших героев. И ничего не могли противопоставить силе Максима, Полежаева, Чапаева. В западной современности не обнаруживалось личностей такой силы воздействия".

А вот другое высказывание, которое гораздо серьёзнее простого эмоционального всплеска. Это выдержка из доктрины Аллена Даллеса, директора ЦРУ, принятая ещё в 1945 году и открыто опубликованная в американской печати в 1955-ом: "...мы бросим всё, что имеем... всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Будем вырывать и уничтожать основу народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодёжь, станем разлагать, развращать, растлевать её. Мы сделаем из них шпионов, космополитов".

Так они и сделали и продолжают делать, потому что в корне любых позитивных преобразований, в корне любого социального строительства лежат нравственные богатства и духовный потенциал народа. Разграбь эти богатства, разрушь потенциал – и некому будет ни преобразовывать, ни строить.

Однако, в связи со всем выше сказанным хочется заметить, что право каждого врага пытаться соблазнить, делать подкопы и устраивать провокации. Но право каждого высоконравственного человека, каждого общества не поддаться соблазну и не позволить себя разрушить. К сожалению, мы в большинстве своём соблазнились сладкоголосыми сиренами из западных спецслужб. И не заметили, как с 60-ых годов те стали подменять истинные нравственные ценности в нас на фальшивые, как в наших собственных душах начал расти равнодушный мещанин-обыватель, которого потом и соблазнили разными рыночными побрякушками.

Были, конечно, и у нас свои Кассандры и прорицатели Лаокооны... Да кто же их слушал??? Многие поднимали свой голос в защиту нравственных ценностей, воспитанных социализмом, но от них либо отмахивались, как от назойливых мух, либо просто не замечали (всё происходило в точности по плану Даллеса).

Известный советский артист Р.Быков на заре перестройки ("Юность"№9, 1985 г.) чутьём художника уловил надвигающуюся опасность: "Столкновение высоких идеалов со стихией мещанского мировоззрения сегодня требует от человека особых усилий. Мещанин смеётся над  добротой, как над глупостью; над наивностью, как над недоразвитостью; над мягкостью, как над слабостью. Для того, чтобы всё это выдержать, надо быть человеком сильным, даже волевым. Конфликт между ничтожеством и личностью решительно изменился – из комического он на глазах превратился в трагический: мещанин и обыватель, ничтожество и бездарность не испытывают больше комплекса неполноценности перед личностью. Появился комплекс тотальной полноценности обывателя перед личностью, а это уже не смешно".

Уже на пороге грозных событий, в 1990-ом году к. т. н. В. И. Джелали взывал и предупреждал со страниц "Коммуниста Украины"(№6): "Мы не имеем права забывать, что сила социализма в сознательности масс. И успешное функционирование социализма как принципиально нового строя возможно только при условии сознательной активности масс, направленной на прогрессивное его развитие – к коммунизму. Это требует особого внимания в условиях НТР: туго набитый мозг – особо опасная вещь, если сочетается с пустым сердцем и мощной техникой. Выбор между коммунистической и мелкобуржуазной (мещанской, частнособственнической) нравственностью сегодня – главный выбор каждого".

И выбор был сделан. И, к сожалению, большинство выбрало нравственность буржуазную. Социализм в стране был демонтирован, а сама страна разрушена, потому что духовное содержание общества перестало соответствовать социалистическим формам его бытия.

Но технология по формированию развития коммунистической нравственности осталась. Если мы не хотим вымереть, как мамонты, или деградировать, потребляя нечистоты западной антикультуры, то должны возродить социализм. Для его возрождения потребуется революция. А для свершения революции необходимо преобразование обывательского сознания масс в революционное, которое затем (после революции) надо будет преобразовывать в социалистическое.

2004 г.

 

Что такое коммунизм, и каков путь к нему?

"Путь в ту дивную страну лежит через поля огненные, через скалы гранитные, через моря бурные да по ветру вольному". Из народной сказки

О коммунизме говорили всегда, с незапамятных времён. Каждая эпоха диктовала свои формы выражения, каждый народ находил лучшие слова для описания царства всеобщего благоденствия, в котором живут совершенные во всех отношениях люди.

Древнеегипетский миф о царстве Осириса, ведические тексты о стране  Брамы (позже Кришны), майанские легенды о земле Кетцалькоатля, повествование зороастрийской Авесты о борьбе Ахурамазды с Ариманом во имя установления на Земле царства праведности, учение великого Платона об идеальной демократии, первоначальное учение Христа, а так же сказки и были разных народов повествуют об одном и том же о достижении человечеством состояния всеобщего совершенства, которое будет выражаться в разрешении противоречия между общественным и личным; состояния, в котором общественное станет личным, а личное - общественным. Такое состояние общественного бытия мы теперь называем КОММУНИЗМОМ (от латинского слова сommuna, т.е. - община). А существование общины возможно только на принципах равенства, общего владения и самоуправления.

Но нельзя забывать, что большинство мифов, легенд, сказаний и Учений писалось и придумывалось в период становления и развития классового общества, т.е. тогда, когда люди стали делиться на угнетателей и угнетённых. Угнетённые мечтали об обществе, в котором не будет рабов и рабовладельцев, богатых и бедных, эксплуататоров и эксплуатируемых, где будут все равны, сыты и счастливы. А угнетатели думали о том, как увековечить своё господство, эксплуататорство и роскошь. И в то время, как угнетённые мечтали и находили лучшие образы для  воплощения своей мечты в словах, угнетатели использовали все возможные средства (а на службе у них всегда было государство и целый штат продажных книжников и хитрых фарисеев), чтоб эту мечту исказить до неузнаваемости, опорочить её, осмеять и тем самым заставить уверовать обездоленный люд в её неосуществимости на Земле. Царство, которое Осирис первоначально  осуществил на Земле, стараниями жрецов было превращено в загробное. Точно так же, как тысячелетие спустя, Царствие Божие, о неизбежном наступлении которого говорил Христос, было перемещено церковниками куда-то на небо, и вход в него стал покупаться и продаваться: угнетателям - за деньги, а угнетённым - за покорность и непротивление злу.

Но история шла вперёд. Возмущение лучших умов, вызванное мракобесием инквизиции, лицемерием церковников и закостенелостью церковных догм, породило научное мышление, а оно, в свою очередь - диалектико-материалистическое мировоззрение. Не только возможность, но и неизбежность осуществления вековечной мечты угнетённых была научно доказана классиками марксизма-ленинизма: Марксом, Энгельсом и Ленином. Образы древних текстов и народных сказок приобрели научное звучание. Огненные поля трансформировались в пролетарскую революцию, гранитные скалы - в  диктатуру пролетариата, плавание по бурному морю - в строительство социализма, а вольный ветер - в закономерный ход исторического развития.

По воле истории подвиг первопроходцев на этом трудном, но самом верном и прекрасном, из путей человеческих выпал на долю народов, населяющих Российскую империю. Больно было бежать по огненным полям революции? Больно. Но пробежали. Тяжко было карабкаться по отвесным скалам диктатуры пролетариата? Тяжко (многие в пропасть сорвались). Но одолели. По волнам бурного моря мирного строительства социализма поплыли ... И потерпели крушение. Потому что не по вольному ветру курс держали, а туда, куда кормчим хотелось. А кормчим хотелось власти да такой, чтоб господами зваться и собственностью всенародной самолично владеть. Вот и направили корабль не туда, куда ветер истории дул, а на рифы капитализма. Криком зашлись апологеты чистогана, неравенства и эксплуатации человека человеком: мол, и цель была миражом, и научные выводы Маркса-Энгельса - ложными, и путь неверным. И для пущей важности тот строй, который в Советском Союзе существовал, коммунизмом стали называть, - пускай себе обывательские массы думают, что коммунизм - это вечное прохождение огненных полей, отвесных скал и бурных морей, и при звуке этого слова от страха сотрясаются! Но врут грамотеи бумажные, фарисеи продажные! Не было в Советском Союзе коммунизма, был лишь путь к нему.

В чём мудрость и величие древних сказаний? В понимании того, что путь к самой заветной мечте человечества не может быть лёгким и гладким. В чём ограниченность и ничтожность современных очковтирателей и бумагомарателей? В сознательном нежелании понимать эту истину. Когда им говоришь о благах и достоинствах коммунизма, они не прочь эти блага заполучить. Но когда упоминаешь о пути, они находят тысячи аргументов, доказывающих невозможность его совершения. Но, как метко заметил русский полководец А.В. Суворов: "Нет слова "не могу", есть слово "не хочу". Разве могут захотеть пухлые и рыхлые филистеры проходить через огненные поля??? Тут, как говорится, что угодно, только не это. Отсюда и вонь из болота социал-демократии. Социал-демократия не отрицает коммунизм, она просто не приемлет путь к нему. А без пути, как известно, нет достижения. И неутомимые поборники социал-демократии уже на протяжении двух веков сеют лживые иллюзии о том, что капитализм-де сам собой рассосётся, собственность на средства производства - обобществится, общественное богатство как-то само собой равномерно распределится. Сознательно отождествляя понятия всеобщего благоденствия и мещанского благополучия, чтобы затем успешно подменять одно другим, социал-демократы тормозят продвижение к коммунизму больше, чем его открытые враги. Потому что эти понятия являются антагонистами. И тот, кто живёт идеалами мещанского благополучия, никогда не сможет стать творцом общества всеобщего благоденствия. Пример тому - скандинавские страны, которые так любят называть филистеры образцом для подражания. Да, уровень мещанского потребления там высок, ничего не скажешь. Но и показатели, свидетельствующие о моральной деградации общества, высоки непомерно. Наибольший процент самоубийств, наркоманов, алкоголиков, ВИЧ-инфицированных, проституток, половых извращенцев, изощрённых преступников, психбольных - наблюдается именно в "благополучных" скандинавских странах. Следовательно, ни к социализму, ни, тем более, к коммунизму эти страны никакого отношения не имеют. Потому что социализм, а тем более коммунизм, это не только и не столько высокий уровень потребления (уровень потребления должен быть не высоким, а разумным), это, в первую очередь, постоянно повышающийся благодаря развитию производительных сил уровень общественного сознания и творческая продуктивность общества в целом; это полноценная и насыщенная эмоциональная, интеллектуальная, культурная и духовная жизнь всех граждан без исключения; это исчезновение социальных язв, которые разъедают сытые тела буржуазных государств; это - совокупность совершенных с этической точки зрения отношений между людьми; это забота каждого о благе общества и забота общества о благе каждого; это, когда люди мечтают не о том, чтобы стать богатыми и праздными эксплуататорами, а о том, как стать совершеннее, полнее раскрыть свой творческий потенциал и принести пользу обществу; это, когда труд является радостной потребностью, а не изнурительной альтернативой голоду; это, когда целью материального производства является улучшение человеческого бытия, а не всерастлевающая прибыль; это когда достижения научно-технического прогресса направлены на благо и освобождение людей, а не на их уничтожение и, как моральное, так и физическое порабощение; это, когда искусство и литература воспевают достойные человека чувства, мысли, стремления и поступки, а не пропагандируют культ насилия, порнографии, стяжательства и других низменных страстишек; это, когда государство как аппарат насилия отмирает по мере роста общественного сознания, а не наоборот; это, когда разрешено противоречие между городом и деревней; это, когда в мире воцаряется дружба и взаимовыгодное сотрудничество между народами, а не межнациональная рознь и закабаление одних другими ... Вот краткое описание того жизнеустройства, к которому испокон веков стремятся люди, называя его согласно уровню своего понимания: то царством Осириса, то Царствием Божьим на Земле, то Страной Исполнения Желаний, то Городом Солнца, то Державой Света, то КОММУНИЗМОМ.

Почему указаны тернии на пути к совершенному обществу, как в поэтических образах древних сказаний и мифов, так и в научных трудах классиков марксизма?

В сказках дан очень точный образ: обычно первое препятствие, встающее на пути в Волшебную Страну - это прохождение сквозь огонь. Поле, лес или гору зажигают какие-то злые силы, которые завладели миром и не хотят пропустить Героя в нужном направлении. Если Герой не устрашается и прорывается сквозь огонь, то в нём сгорают злые силы, а если - устрашается, то сгорает сам. По научному это звучит так: пролетарская социалистическая революция необходима и неизбежна, потому что класс буржуазии добровольно не откажется от своего господства и при возникновении революционной ситуации неминуемо зажжёт огонь гражданской войны. Если напор угнетённых масс будет достаточно силён и организован, буржуазия сойдёт с исторической арены как класс; если нет - восстание будет потоплено в крови. Осуществление революции необходимо, потому что в процессе её происходит ликвидация частной собственности на средства производства и слом буржуазной государственной машины. Без проведения этих двух мероприятий начать строительство Нового Общества невозможно, потому что частная собственность является источником эксплуатации человека человеком, а эксплуатация, в свою очередь, - источником всех пороков и преступлений. Так же и буржуазная государственная машина организована так, чтоб наиболее полно защищать и обеспечивать господство класса буржуазии. Следовательно, для службы угнетённым классам она не годится, и должна быть сломана.

Второе испытание, которое звучит в сказках, как преодоление гранитных скал, чёрных гор, каменных стен и т.д., думается мне, означает период осуществления диктатуры пролетариата. Именно на этом участке пути Герою сказаний обычно встречается наибольшее количество оборотней, ловушек и скрытых пропастей. Поэтому он должен идти по узкой тропинке, не глядя вниз, никуда не сворачивая и ни на что постороннее не отвлекаясь. Малейшее уклонение с пути может спровоцировать камнепад или оползень. Малейшее сожаление или сомнение может вызвать встречу с оборотнем, с которым потом придётся сражаться над пропастью. Такова в образном изложении тягота диктатуры пролетариата. Почему на пути к коммунизму этот период неизбежен и необходим? Потому что, во-первых, представители побеждённых эксплуататорских классов обычно не мирятся со своим поражением и начинают всячески мешать и пакостить искателям и строителям Нового Общества. Поэтому необходимо проявить железную волю, решимость, дисциплину и организованность, чтобы по возможности не только максимально сократить эти негативные проявления, но и сбросить вредоносные элементы вниз, т.е. подавить их волю к сопротивлению. Во-вторых, необходимо изжить последствия буржуазного растления в душах людей, т.е. трансформировать буржуазное сознание, свойственное выходцам из антагонистического общества, в - социалистическое. А этого невозможно достичь, не взнуздав жёсткой уздой пороки и прельщения, которые в своё время помогали буржуазии держать угнетённые массы в повиновении. И, в-третьих. Прежде чем народ сможет научиться организовывать свою жизнь на принципах самоуправления, он должен научиться осознанно подчиняться законам необходимости и целесообразности. Поговорка "командует лучше всех тот, кто лучше всех умеет подчиняться" актуальна не только для каждого человека в отдельности, но и для народа в целом. В буржуазном обществе подчинение осуществляется на уровне инстинкта - "работает" закон джунглей, и не светит путеводный луч высокого Идеала. На описываемом мной участке пути к коммунизму подчинение начинает становиться сознательным. Никто не прыгает из стороны в сторону на узкой горной тропе - справа - бездонная пропасть, а слева - гладкие камни. В данном случае метания просто нецелесообразны. Чтобы дойти до назначенного, надо идти вперёд, а не биться головой о гранит.

Теперь о третьем этапе пути к Новому Обществу, который образным языком древних чаще всего выражался, как плавание по бурным морям или странствие по бескрайним степям, а на языке современности называется строительством развитого социализма. После тесноты горных ущелий глазам открываются необъятные просторы. Кажется: иди, плыви, куда хочешь ... Ан, нет! По ветру истории надо курс держать. А ветер истории дует к берегам коммунизма. И странствие по морю, равно как и по суше, изобилует разного рода скрытыми опасностями - всех не усмотришь и не предскажешь. Надо просто двигаться туда, куда ветер истории указывает, т.е. осуществлять те действия, которые приближают к коммунизму. Дальнейшее обобществление средств производства приближает к коммунизму? Приближает. Значит - надо это действие осуществлять. Поднятие уровня развития села и людей, там живущих, до городского приближает к коммунизму? Конечно. Значит - надо совершить и это действие. А планомерный перевод общества на рельсы самоуправления? А трансформация рудиментарных остатков капиталистических товарно-денежных отношений в - социалистические? А неуклонное и постоянное повышение уровня общественного сознания и культуры путём психологически грамотно организованного воспитания и качественного общедоступного образования? А сокращение, когда позволят условия, рабочего времени до 6-ти, а потом и до 4-х часов в день? А всестороннее постоянное улучшение социального обеспечения и социальной защиты? Всё это и ещё многое другое - необходимо своевременно провести в жизнь, потому что каждое из этих действий приближает к коммунизму. К сожалению, не все эти действия были своевременно, правильно и в должной степени осуществлены в Советской Стране, потому и потерпел крушение наш корабль.

Теперь нам заново придётся преодолевать все тяготы пути к коммунизму. Разве только огонь не таким жгучим будет, и скалы не совсем отвесными, и пропасти не бездонными, и море более покладистым ... И не только нам - всему человечеству придётся. Потому что распоясавшийся империализм поставил народы мира перед лицом жёсткого выбора: либо - путь к коммунизму, либо - гибель  планеты: то ли от гигантского ядерного взрыва новой мировой войны, то ли вследствие глобальной экологической катастрофы, то ли в результате тотальной нравственной деградации, пропагандируемой и насаждаемой империалистами во имя получения сверхприбылей и продления срока своего господства.

2004г.

 

Как перед церковью не гнись, а ей монархия милей

В последнее время происходит много странных вещей. Например, полосы официальных коммунистических газет заполнены религиозными проповедями, молитвами, фотографиями откормленных, и, наверное, потому особо благолепных, попов. Отступив от принципов классовой борьбы, коммунисты стали каяться и молиться. Каются они за допущенные в прошлом якобы преступления большевиков, а молятся о победе на выборах. Но то ли потому, что не в том каются и не о том молятся, то ли потому, что там, где нужен строго научный подход и решительные действия, молитвы не уместны, то ли потому, что Бог сейчас очень занят, то ли еще по каким-то причинам, их молитвы и покаяния дают обратный результат.

Во всех сегодняшних бедах, наверное, злые большевики 20 - 30-х годов виноваты: устроили, негодные, гонения святой матушки церкви…

А о том, что устроили, в общем-то, не большевики, а народ — молчок! О том, что ни без причин вылилась на головы церковников чаша народного гнева — ни слова!

А причины для гнева были веские. Мало того, что церковники на протяжении тысячелетия были правой рукой правящих классов в деле издевательств и угнетения людей труда. Мало того, что они посредством лжи и лицемерия держали народ во мраке невежества. Они, когда этот народ восстал против рабства, не каясь, благословляли массовые расстрелы восставших, выставляли на колокольнях церквей пулеметы, чтоб стрелять в собственный народ. Поднимали контрреволюционные мятежи, в своих проповедях призывали верующих прятать хлеб, чтоб не сдавать его государству и в помощь голодающим, материально помогали самым мрачным контрреволюционным силам длить братоубийственную гражданскую войну.

Теперь они канонизировали Николая Кровавого и льют лицемерные слезы по якобы невинно убиенному. В их понимании тысячи невинно убиенных им рабочих во время первой Русской революции, начиная с 9 января 1905 года, и почти два миллиона, уничтоженных за веру, царя и Отечество в окопах первой мировой войны, молитв не заслуживают. По их мнению, того, чтоб они погибли, хотел Бог, а того, чтоб расстреляли виновника их гибели, хотел не Бог, а злобные большевики.

Теперь они ведут агитацию за то, чтоб перезахоронить тело Ленина, а Мавзолей ликвидировать, ибо Ленин де - антихрист, и от того де - все беды России, что вместо того, чтоб возродить самодержавие, люди чтят того, кто его уничтожил.

А коммунисты все каются и молятся…

А "святая" Церковь тем временем землицу под монастыри скупает да табачком и водочкой приторговывает. Оно и понятно. Дело житейское. Ведь негоже "святым отцам" с алюминиевым крестом на люди выходить, нынче золото в почете-с…

Коммунисты перед церковниками уж и так и сяк прогибаются. Надо ученых из Лавры выгнать, чтоб помещение монахам отдать, — пожалуйста. Хотите мест в партийных списках? Будьте так любезны. Вы на коммунистическую акцию с портретами Николая II придете? Окажите милость. А мы на своих людишек прикрикнем да притопнем, чтоб не очень серчали, а то ведь еще много тех, кто не преисполнен православным благообразием.

А церковники глаза закатывают, будто молятся, коммунистических руководителей «богоугодными» орденами награждают, но дело свое антикоммунистическое делают. Частную собственность благословляют, капиталистам и их политикам грехи, отнюдь не бесплатно, отпускают, народу глаза замыливают, к терпению призывают и в невежестве замуровывают. На большевиков грязь бочками льют. А если ПАСЕ или кто-то еще по заказу своих заокеанских хозяев очередную резолюцию о преступлениях коммунистических режимов принимает, то "святая" Церковь в первых рядах. Мол, надо жестче, господа, а то и не все преступления проклятых нехристей в вашей резолюции указаны, и слишком мягкая оценка им дана…  Что ж, церковники, как церковники. Работа у них такая. Они на протяжении тысячелетий так поступали, и будут поступать, пока существует кормилица Церковь, поэтому их лицемерие и умение двурушничать доведены до совершенства. Однако "золотой век" церкви остался в средневековье, и потому им монархия милее капитализма, хотя капитализм однозначно лучше социализма.

А то, что верхушка Компартии ведет политику, направленную на утрату всей партией собственного лица — возмущает и никакими сиюминутными конъюнктурными соображениями оправдано быть не может.

Угодливое заискивание перед высокопоставленными церковными чинами партбоссы рекомендуют называть работой с верующими. Но, на самом деле, это две совершенно противоположные вещи.

Церковники, которые не только сами живут за счет верующих, но и активно помогают буржуям эксплуатировать и верующих, и неверующих. Церковники, которые стремятся не только увековечить общественную систему господства и подчинения, но и мечтают загнать ее в самые реакционные феодальные рамки.

И верующие из угнетенных классов, которые испытывают на себе иго жестокой нужды и эксплуатации и потому пребывают в невежестве и утопают в средневековых предрассудках. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Быть на стороне верующих, значит, быть против их лживых пастырей. Работать с верующими, значит, не задевая их религиозных чувств, объяснять им, что важно не то, кто какую веру исповедует, а то, кто к какому классу относится. И что, если два рабочих относятся к церквям разных конфессий, то не это их должно волновать, а другое — как совместными усилиями сбросить с себя и со всех братьев по классу ярмо рабства и нищеты. И что, если рабочий и ворующий его труд хозяин относятся к одной церкви, то все равно их интересы прямо противоположны, и потому дружбы между ними быть не может. Ленин говорил: "Нам важнее единство пролетариев в борьбе за рай на земле, чем единство их мнений о рае на небе". А по отношению к церкви единственно верной политикой может являться только ленинская. Полное отделение государства от церкви и церкви от школы. Это, во-первых. Теперь, во-вторых. Для  рабочих и других граждан предполагается полная свобода совести, т.е. они могут верить во что угодно или не верить вовсе, но для коммуниста религия не может быть частным делом. Потому что он обязан вести людей к свету научного мировоззрения, а не заниматься распространением, укреплением и защитой средневекового мракобесия, предрассудков и поощрять невежество, в которое людей труда загоняют эксплуататоры и церковники всех без исключения религий и конфессий.

2006 г.

 

Ударники антирелигиозной пропаганды

В первые дни второй декады февраля 2007 от Рождества Христова года в славном городе Чернигове произошел межконфессиональный конфликт между православными Алексия и Филарета. «Святые пастыри и их кроткие ягнята» разных патриархатов, все различие которых заключается в том, что в представлении первых Алексий является посланцем Бога, а Филарет – прислужником дьявола, а для вторых – наоборот, не могли поделить между собой храм Божий. В результате чего возникла крутейшая по святости или священная по крутости драка в стиле «стенка на стенку».

«Святые отцы», видимо, чтоб сохранить благообразие и богоподобие, приличествующие их чину, каждый откуда-то из-за своей стенки, срывающимися от переизбытка братолюбивых чувств голосами натравливали разделившихся на два враждебных стада баранов, ой, простите, агнцев друг на друга. А те в порыве кротости и чисто христианского смирения рвали друг на друге последние волосы и одежды. «Последние» потому, что расколовшееся само в себе стадо состояло в основном из тех, кому уже давно пора думать о вечном, а не о том, кому достанется церковь, а вместе с ней - приход, а одновременно с ним – и доход. Однако до вечности ли было?! Драка разгоралась. Одна сторона (какая именно – осталось для меня загадкой) теснила другую. Линия фронта сотрясалась от звериных криков, точнее, от беззащитного блеяния: «Бей антихристов!» Пока, наконец, побоище не переместилось непосредственно в дом Божий. И там, понятное дело, достигнув вершин религиозного экстаза, верующие преисполнились благодатью и стали в припадке богопочитания и человеколюбия сдирать со стен и алтаря иконы святых и великомученников, другими словами, традиционные культурные ценности братских славянских народов, и пробивать ими друг другу головы. На чьей стороне в этот раз выступили священные изображения – неведомо. В потасовку вмешались сатанинские силы ОМОНа и «Беркута» и, как всегда, все испортили, не дав святым сказать свое последнее и решающее слово в столь богоугодном деле как захват культового сооружения, осуществлявшийся, «естественно», не во имя реализации своекорыстных интересов служителей культа, а, с их слов, исключительно ради торжества истинной веры и справедливости.

Это священнодействие довелось наблюдать по каналу НТН неверующим коммунистам (а таковые в недрах официальной воцерковившейся Компартии еще остались). Ясный перец, они люди, лишенные благодати Подателя, и первой их реакцией на святые разборки был взрыв здорового смеха. Но потом они призадумались да закручинились. Мало того, что попы и верующие нагло крадут у них, уподобившись буржуазии и проклятым раскольникам (первая охотится за лозунгами, а вторые, не успеешь глазом моргнуть, уводят из-под носа лучшие кадры), их кровное право и священную обязанность вести антирелигиозную пропаганду и агитацию среди трудящихся, так насколько, шельмецы, умело ее проводят! Любо-дорого посмотреть! - Традиционными культурными ценностями, о сохранении которых так трогательно заботятся еще не «святые», но уже «отцы» КПУ, – по голове друг другу, по голове. Клин клином, видать, вышибают. Один раз увидишь – на всю жизнь от поповщины отвернет.

2007 г.

 

 

Мракобесие под красным флагом

Многие товарищи упрекают нас: мол, зачем вы критикуете КПУ, у нас же и так мишеней для критики предостаточно: и БЮТ, и «Наша Украина», и Партия Регионов, а вы все – КПУ, да КПУ…

Да, а «мы все – КПУ». Потому что, как говаривали древние, «если мы замолчим, то камни возопиют». Что собой представляют БЮТ, НУ и ПР? – Партии крупного капитала, представители которого находятся друг с другом в непрерывной конкурентной войне. Никто из политиков в этих партиях особо и не скрывает, что является апологетом частной собственности и так называемой буржуазной демократии, которая на самом деле - ничто иное, как диктатура буржуазии. Классовая сущность всех этих политических сил лежит, как говорится, на поверхности и не видна разве слепым. И лживыми являются лишь их предвыборные обещания в виду полной невозможности их реализации в условиях господства частной собственности. И голосуют за них те, кому, так или иначе, выгоден или удобен капитализм.

Совсем иное дело – КПУ, которая лжет о своей классовой сути активным и пассивным сторонникам социализма, прикрываясь знаменем борьбы за рабочее дело и коммунистическими названиями, а на самом деле является такой же буржуазной партией, как и все остальные. А красные флаги и коммунистические вывески – лишь фиговые листки, призванные скрыть от рабочих тот факт, что на сегодняшний день у них нет своей партии.

Апофеозом подлинно буржуазного лицемерия является центральный печатный орган КПУ – газета «Коммунист». Взять, например, № 62 (1001) за 2007 год и обратить внимание на «программную» статью одного из первых лиц партии господина А.И. Мартынюка «Компартия никогда не предавала народ».

Так ли уж никогда, господин Мартынюк? – Да в каждом Вашем слове сквозит предательство.

- И в хвастовстве об успехах так называемого коалиционного правительства, создание которого само по себе является предательством интересов рабочего класса, потому, что это сговор с бандитами с тем, чтобы участвовать в дележе выжатой ими из украинских трудящихся добычи. И «успехи» этого правительства на самом деле не больше, чем пустой звук. Хоть бы Вы прежде, чем это писать, глянули из окна своего «Мерседеса» на выросшие за последние несколько месяцев в 2-3 раза цены на продукты и предметы первой необходимости. Понятно, что это повышение больно ударило не по Вам, не по Ахметову и не по Вашим сегодняшним политическим противникам (которые завтра, кстати, могут оказаться союзниками), а по трудовому народу. Не фракция ли КПУ наряду с другими буржуазными партиями проголосовала в парламенте за снятие моратория на повышение цен?

- И в Вашем «прозрачном» тезисе, направленном не против самой идеи вступления в ВТО, а лишь против поспешности, с которой она проводится в жизнь Вашими предвыборными оппонентами. Или Вам неизвестно, что ВТО, как, собственно, и НАТО – это инструмент в деле выкачки ресурсов из стран, не входящих в «золотой миллиард», в пользу этого самого миллиарда? Поэтому Ваше утверждение в переводе на действительно прозрачный язык означает, что нас, трудящихся, за ближайшим поворотом будут грабить еще сильнее, чем сейчас, но мы, несмотря на данное обстоятельство, не будем сворачивать с рыночной дороги, а просто замедлим шаг и станем приближаться к грабителям не спеша, и, прежде, чем они нам вывернут карманы, вежливо раскланяемся с ними.

- И, наконец, в разглагольствованиях о религии. Большее лицемерие и предательство интересов трудящихся еще поискать надо!

«Многие века украинский народ жил верой в Бога» - и далее по тексту… Удивительно глубокая мысль! А другие народы – очевидно – верой в дьявола, потому что многие века трудовому люду, к какому бы народу он ни принадлежал, без веры, порождающей надежду на чудо, выжить было практически невозможно. Феодализм, крепостничество, полное бесправие, тотальное невежество, зависимость от капризов природы, бесконечные междоусобные разборки, эпидемии чумы и холеры… И, как закономерное порождение всех этих «прелестей» - религиозное мракобесие со стороны идеологической обслуги господствующих классов – церковников, паразитирующих на стремлении простолюдинов к отдыху от всего этого насилия, пахоты и нужды, хотя бы на небесах. Может быть, господину Мартынюку неизвестно, что для того, чтобы народ продолжал жить верой в Бога, как делал это много веков подряд, надо возвратить его в общественно- экономические условия феодализма. Т.е. посадить ему на шею помимо капиталистов еще и помещиков с батюшкой царем во главе, полностью лишить его образования и медицинской помощи и т.д.? За что, кстати, и ратует Православная церковь абсолютно всех патриархатов, но, особенно, Московского… Значит, КПУ выступает за то же самое? – Премного благодарны за такую «радостную» перспективу, но она нас не устраивает. Вообще надо заметить, что в буржуазном государстве для нас, трудящихся, открыты все подобные направления движения: открыт капитализм, феодализм, и рабство есть, но нам туда не надо.

Однако дальше хуже: «…мы категорически выступаем против гонений, против атмосферы нетерпимости к верующим, принадлежащим к канонической Украинской Православной церкви». Значит, гонения на верующих других исповеданий допустимы? И лишь прихожан Московского патриархата «трогать не смей и не моги», потому что они де верные, а все остальные – басурмане неверные. Подстрочный перевод туманных политизированных изречений господина Мартынюка читается именно так. Отсюда один шаг до побития камнями одних трудящихся другими за неверную веру. Оно рабочим надо? Ну, Вы мне скажите!

Далее идут возмущения президентской властью за то, что она создает поместную церковь Киевского патриархата. Президентской властью возмущены все прогрессивно мыслящие люди в стране (в их число, разумеется, не входят политические конкуренты этой власти, которые в сути ничем от ее представителей не отличаются, и потому надеются когда-то занять их места). Но вовсе, должна заметить, не из-за создания какой-то поместной церкви очередного патриархата, а в связи с ее буржуазной беспринципностью, продажностью и коррумпированностью, а еще потому, что трудовому народу при ней живется с каждым днем все хуже и беспросветней, а капиталистам всех мастей и оттенков - все жирнее и вольготней.

Так же «принципы демократического правового государства», с которыми господин «коммунист» считает эту буржуазную президентскую власть несовместимой, являются чисто буржуазными принципами. А буржуазная власть не может не совмещаться с буржуазными принципами. Просто «принципы» буржуазного государства заключаются в отсутствии всяких принципов, и потому даже самая беспринципная власть всегда и во всем им соответствует. Но это так, к слову.

Вернемся к религиозному вопросу. «Коммунистическая партия Украины первой из всех политических партий на постсоветском пространстве попросила прощения у верующих за те страдания, которые выпали на их долю. Мы осудили имевшие место репрессии против духовенства и верующих».

Кто это «мы», позвольте спросить, господин Мартынюк? И кто Вам дал право говорить от имени многотысячной партии, состоящей в основном из неверующих?

Например, ни я, ни мои многочисленные товарищи, которые в период этих пресловутых извинений состояли в партии, не уполномочивали кого бы то ни было извиняться перед попами и не осуждали никаких «репрессий». Вопрос об извинениях перед церковниками в низовых структурах партии не обсуждался, а был решен кулуарно узкой группой лиц. После чего вся партия была поставлена перед фактом публичного извинения П. Н. Симоненко. Что, в свою очередь, ускорило, с одной стороны, процесс выхода из партии теоретически грамотного и атеистически настроенного актива, а с другой – окончательного превращения партии в подстилку крупного капитала.

За что извиняться, скажите на милость? За то, что церковники на протяжении многих веков, о которых написано выше, держали народ при помощи лжи, страха и кровавого террора в дремучем невежестве, во «тьме египетской»? За то, что прислуживали «верой и правдой» крепостникам-помещикам и царю-батюшке. И сами сосали последние соки из запуганного ими же народа? За то, что во времена Великой Октябрьской революции и гражданской войны, да и до них тоже, благословляли своими пухлыми ручками в драгоценных перстнях кровавые расправы власть имущих над восставшими рабочими? За то, что угрожали верующим проклятием в случае, если они будут сдавать хлеб голодающей Советской республике? За то, что тогда у каждого священника под рясой был обрез, и не было ни одного контрреволюционного мятежа, в котором бы активно не участвовали церковники? За то, что они, опять же под страхом Божьей кары, запрещали верующим получать образование? Эти вопросы можно множить и множить. И пусть представители духовенства каются перед народом за все эти преступления, а уж потом мы решим, покаяться ли нам за то, что наши деды и прадеды их пресекали.

Верхушка КПУ в погоне за депутатскими мандатами, пользуясь тем, что большинство рядовых членов партии не читает опусы церковных мракобесов, заставляет их, образно говоря, целовать подол рясы у тех, кто не постеснялся канонизировать Николая Кровавого со семейкой и агитирует за восстановление великодержавной русской монархии, против которой так самоотверженно боролись большевики; у тех, кто в своих богословских писаниях называет Ленина – антихристом, а большевиков – слугами дьявола, а Советскую власть, которая вырвала из многовекового церковного невежества все народы бывшей Российской империи, - царством антихристовым. Неужто господа «парламентские коммунисты» думают, что им удастся утаить в своем дырявом идейном мешке это ржавое поповское шило?

И последнее. О выдвигаемом КПУ якобы от имени избирателей требовании вернуть Украинской Православной церкви Московского патриархата Киево-Печерскую Лавру.  А разве она и так не принадлежит ей? Разве «батюшки», приезжающие в Лавру на шикарных иномарках, приобрели их не на деньги, содранные с нищих и тяжело больных православных паломников, за посещение ими Ближних и Дальних Лаврских пещер? Разве не православные священники служат службы в центральном Лаврском соборе? Что еще необходимо передать в их загребущие руки? Ах, да! Оказывается, на территории Лавры до сих пор еще ютятся музеи и несколько научных институтов по изучению культурного наследия старины. Понятно, что ученые церковникам, как и гуси - свиньям, - не товарищи. И, если б это было возможно сейчас, попы, к какой бы конфессии они ни принадлежали, давно бы отправили их на костер или сгноили в монастырском подвале. Но чтоб политическая сила, всуе именующая себя «коммунистической», преследовала ученых в интересах церковников?! Это, извините, уж слишком!

Для справки. Сановные представители канонической Православной церкви периодически совершают попытки захвата помещений музеев и НИИ и нападают на ученых, работающих в стенах Лавры, избивая их своими «освященными» посохами. В конце прошлого года после очередного такого, по христиански братолюбивого избиения, несколько ученых были доставлены в реанимацию с тяжелейшими телесными повреждениями, и долгое время их жизни висели на волоске. Инцидент всколыхнул всю осведомленную о нем общественность. Но официальные СМИ, представляющие, как президентскую власть вместе с ее голубой оппозицией, так и официальную Компартию в лице газеты «Коммунист», на этот счет дружно помалкивали.

Президентская власть поддерживает Киевский патриархат, БЮТ – униатов, Черновецкий – западных протестантов, а Янукович и Компартия – каноническое православие. Но все были едины в этом порыве молчания, потому что работают на один результат – на укрепление института частной собственности и буржуазного государства.

Ведь не надо особой теоретической подготовки, чтоб заметить, что, чем больше строится церквей разных патриархатов и конфессий, тем беднее, забитей и беспросветней становится жизнь трудового народа.

Аминь.

2007 г.

 

На главную страницу

 



[i]               В. И. Ленин. От разрушения векового уклада к творчеству нового. Полное собрание сочиний т.40 стр. 315.

Hosted by uCoz